ico ico-02 ico-03 akcia
КОРЗИНА (пуста)
Сумма: 0 руб.

+7 (495) 623-2261
+7 (495) 623-1719

Для регионов России
8 800 500 35 35

Открыть полную фотографию с дополнительной информацией

  Затерянный в океане - Коралловый Архипелаг

Затерянный в океане - Коралловый Архипелаг

Индонезийский архипелаг Раджаампат до недавних пор скрывал от посторонних глаз райские кущи своих подводных садов и их обитателей.


СТЕКЛЯННАЯ РЫБА (Parapriacanthus ransonneti)

Полупрозрачный троепер, меньше пяти сантиметров в длину, замер на каменистом коралле, сплошь усеянном голубыми полипами.

Анемоновый краб, размером с ноготь большого пальца, снят на фоне мягкого розового коралла. Красные полоски на полипе - частицы карбоната кальция - прочно скрепляют его водянистое тело.


ТРОЕПЕР (Ucla xenogrammus): КРАБ (Porcellanella sp.)

До недавнего времени о том, что в районе индонезийских островов Раджаампат скрываются настоящие подводные сокровища, не подозревал никто. Первым их обнаружил голландский дайвер Макс Аммер. В 1990 году он добрался до этих малонаселенных мест в поисках брошенных джипов и затонувших самолетов времен Второй мировой войны, а нашел кораллы. И остался, увлекшись их изучением. У него теперь два экокурорта на островке Кри. А в 1998 году сюда приехал знаменитый австралийский ихтиолог Джерри Аллен, которого Аммер сопровождал в его погружениях. Ихтиолог был столь впечатлен увиденным, что убедил Международное общество сохранения природы (The Conservation International, CI, «Си-Ай»,) провести тщательное изучение этих островов. Получилось это не сразу: мешала удаленность региона от материка и политическая нестабильность в Индонезии. Но в 2001 году «Си-Ай» наконец снарядила туда первую экспедицию, которая сразу же расширила список видов рыб, обитающих в этом регионе, до 970. Только за одно погружение Джерри Аллен насчитал 283 вида, установив своеобразный рекорд.


Надводные части карстового острова Ваяг в северной части архипелага Раджаампат, что переводится как «Четыре султана» (вверху). Он - часть охранной зоны «Птичья Голова» (на карте). Ее круглый год теплые воды буквально кишат живностью.



Но эти рифы меньше всего напоминают идиллический пейзаж с глянцевой открытки. Их богатые планктоном воды весьма своенравны и часто становятся вдруг темными и мутными. Течения вблизи рифов столь сильны, что, когда находишься под водой, возникает ощущение, будто крутишься в стиральной машине. Пока мы вместе с моей спутницей по дайвингу Дженнифер Хейес плавали над кромкой рифа возле скалистого островка неподалеку от Кри, море из-за ускорившегося вдруг течения из безмятежного и ослепительно-голубого стало угрюмо-зеленым. А окружавшие нас пурпурные поля кораллов начали раскачиваться, с каждым разом увеличивая амплитуду. Мы поспешили найти укрытие и очутились в настоящих зарослях рыжих, красных и желтых морских вееров, тоже окруженных изгородью из розовых и пурпурных мягких кораллов. У самой границы течения неподвижно зависли стайки оранжевых антиасов, а ближе к кораллам - рыбы-бабочки, словно патрулировавшие эти поистине райские подводные кущи. Заметив, что кислород на исходе, я оттолкнулся, чтобы поплыть обратно к лодке, но закрутился в водовороте течения. В одной руке держа фототехнику, а другую протягивая к трапу, я наконец ухватился за край нашей лодки. Течение было столь сильным, что за ним даже держался след на поверхности воды. Так что местная легенда о том, что во время Второй мировой войны американцы будто бы стали бомбить в сумерках эти места, приняв такой же след за рассекающий бухту японский патрульный корабль, выглядит вполне правдоподобно. ЧЕМ МОЖНО ОБЪЯСНИТЬ ТАКОЕ БУЙСТВО ВСЕГО ЖИВОГО в этих местах? «Среда, среда, и еще раз среда - говорит биолог Марк Эрдман, старший консультант индонезийской морской программы "Си-Ай". - Огромные береговые рифы, выдолбленные волнами углубления, тихие бухты, где богатые питательными веществами глубинные воды могут подняться наверх, песчаные отмели, мангровые заросли, целые луга из водорослей -и все это на уединенной и пока по большей части не тронутой цивилизацией территории». История превращения этих рифов в «фабрику видов», как окрестил их Эрдман, восходит к той геологической эпохе, когда из-за нескольких ледниковых периодов в океанах понизился уровень воды. Образовались небольшие моря с замкнутыми экосистемами, где стали зарождаться новые организмы. В 2006 году ученым удалось обнаружить еще одну богатейшую экосистему - в районе местечка Факфак и залива Чендрава-сих, что к западу от острова Новая Гвинея. Здесь было зафиксировано 56 неизвестных ранее видов морских обитателей. Чтобы сохранить эти территории и острова Раджаампат в первозданном виде, «Си-Ай», организация «Сохранение природы» (Nature Conservancy) и индонезийское отделение Всемирного фонда дикой природы при поддержке правительства страны обозначили морскую зону площадью свыше 18000 квадратных километров, назвав ее Птичьей Головой. В прошлом году Индонезия включила в эту зону еще семь морских районов островов Раджаампат площадью 9000 квадратных километров. Сегодня «Птичья Голова» - это две с половиной тысячи островов и рифов, где обитает около 1300 видов рыб, 600 видов кораллов, 700 моллюсков (в том числе семь видов гигантских), колонии морских черепах и еще множество других живых организмов в придачу.

НО ПРОБЛЕМЫ У РЕГИОНА ОСТАЮТСЯ, несмотря на все принятые меры. Сюда, например, приезжают рыбаки и забивают акул для продажи их любителям супа из плавников этих морских хищников. Так что коммерческая ловля рыбы, равно как вырубка лесов и разработка местных никелевых месторождений, по-прежнему представляют угрозу для этих островов. Ко всему прочему, чтобы увеличить улов, рыбу здесь глушат, отчего уже пострадали некоторые рифы. И все-таки ситуация постепенно меняется. Жители уже сами заинтересованы в том, чтобы сберечь экосистему островов. Ведь охрана природы привлекает финансирование, создает рабочие места и способствует развитию региона в целом. Температура воды здесь держится постоянно в пределах 27-30°С, так что туристический сезон длится круглый год. Уникальные подводные фауна и флора, как магнит, притягивают сюда любителей дайвинга со всего мира. Редкие кораллы и экзотические рыбы, останки затонувших кораблей - о чем еще могут мечтать любители приключений!

Фотограф Дэвид Дубиле много времени посвятил съемкам подводных глубин и коралловых царств. Начиная с 1972 года журнал National Geographic опубликовал свыше шестидесяти его работ.


ИМПЕРАТОРСКАЯ КРЕВЕТКА (Periclimenes imperator)

Императорская креветка чистит червеобразное тело голотурии, похожее на застывшую лаву. Это ракообразное длиной всего два с половиной сантиметра питается планктоном и детритом, оседающим на теле голотурии.
Такого многообразия морской фауны, как в здешних водах - более тысячи видов рыб, - не встретишь, пожалуй, больше нигде.


СЛАДКОГУБЫ (Plectorhinchus polytaenia)

Двадцатью метрами глубже, в «ветвях» кораллового дерева у основания рифа, плавают полосатые сладкогубы. Их яркая стайка то и дело перестраивается, но своего убежища не покидает - так безопаснее.


РЫБА-ЕДИНОРОГ (Naso caeruleacauda)

Барракуда начинает охоту и вклинивается в стаю голубохвостых единорогов. Эти рыбы обычно держатся у кромки рифа.

Скаты манта кружат в темной воде, застигнутые проникшими сквозь ее толщу лучами солнца. Словно кондоры, которые парят в восходящих потоках воздуха, они скользят в течениях пролива Дампир. Пока эти морские гиганты (размах их плавников не меньше трех метров) фильтруют пищу в мутной планктоновой гуще, среди них прячутся золотые каранги.


СКАТ МАНТА (Manta birostris)

Порой в этих девственных глубинах можно встретить и признаки цивилизации, вернее, их останки


ЭПОЛЕТНАЯ АКУЛА (Hemiscyluum sp.)

Эполетная акула «шагает» по дну, опираясь на мощные плавники. Вплавь она передвигается лишь тогда, когда ей угрожает опасность. В экосистеме у местечка Факфак обитает два вида этих акул. Они питаются ракообразными, улитками и мелкой рыбешкой.

В баке из-под горючего, который покоится на морском дне еще со Второй мировой войны, прячется кистевая бородатая акула. Она отлично маскируется под дно океана, поэтому ее называют еще и ковровой акулой.


БОРОДАТАЯ АКУЛА (Orectolobus dasypogon)
В водах архипелага обнаружили 600 видов кораллов и 700 моллюсков. И, судя по всему, это еще не предел.


МОРСКОЙ КОНЕК (Hippocampus denise): КАУРИ (PRIONOVOLVA SP.)

Крошечный морской конек (вверху), размером с ноготь мизинца, - настоящий мастер камуфляжа. Ведь мимикрия в природе - лучший способ защититься от врагов. Белые наросты помогают ему слиться с такого же цвета кораллами. Ярко-розовый моллюск каури (справа) умело прячется среди бело-розовых мягких кораллов. Своей мантией он покрывает большую часть раковины высотой до трех сантиметров, полируя ее до зеркального блеска.


На извилистом перешейке между островами Вайгео и Гам рифы встречаются с джунглями. Но солнечным лучам все же удается пробиться сквозь гущу зелени на трехметровую глубину к зарослям морских вееров.


Ярко-розовый моллюск каури умело прячется среди бело-розовых мягких кораллов. Своей мантией он покрывает большую часть раковины высотой до трех сантиметров, полируя ее до зеркального блеска.


КАУРИ (Prionovolva sp.)

С наступлением ночи в тихой бухте у берегов острова Гам на поверхность воды поднимаются тысячи и тысячи полупрозрачных лунных медуз. Фотографу удалось снять эти призрачные создания, используя импульсную вспышку. И они засияли, словно ночные звезды.