ico ico-02 ico-03 akcia
КОРЗИНА (пуста)
Сумма: 0 руб.

+7 (495) 623-2261
+7 (495) 623-1719

Для регионов России
8 800 500 35 35

Открыть полную фотографию с дополнительной информацией

  Размножение морских коньков

Размножение морских коньков

Размножение морских коньков, обитающих в тропических морях и населяющих умеренные широты, немного различается.

У тропических видов довольно часто можно видеть, как самцы приветствуют самок с первыми лучами солнца, плавая вокруг своих избранниц и вероятно, подтверждая свою готовность к размножению. Заме- чено, что область груди у самца окрашивается в темный цвет, он склоняет голову и таким образом делает круги вокруг самки, касаясь хвостом дна. Самка при этом не трогается с места, но крутится вокруг своей оси вслед за самцом. Самцы морских коньков, относящихся к видам из умеренных зон, напротив, раздувают свою сумку, отчего натянутая кожа становится практически белой.


Во время сезона размножения такой ритуал приветствия повторяется каждое утро, после чего пара при- ступает к «завтраку», оставаясь на относительно ограниченной территории. При этом партнеры стараются не выпускать друг друга из вида. По мере приближения момента спаривания, ритуал приветствия длится весь день.

Очень важно, чтобы рыбы созрели синхронно. В день, когда происходит спаривание, проведение ритуала учащается. В какой-то момент самка внезапно поднимает голову и начинает плыть вверх, а самец следует за ней. На этой стадии у самки становится заметным яйцеклад, а сумка самца открывается. Самка вводит яйцеклад в отверстие сумки и в течение нескольких секунд откладывает икру.

Если один из партнеров не готов, то нерест прерывается и все начинается заново. Количество икринок зависит, как правило, от размера самца (это может быть и маленький, молодой самец, и взрослый экземпляр) и от вида рыбы. Одни виды производят за нерест от 30 до 60 икринок, другие – около 500 и больше. Важна синхронизация

Для спаривания очень важно, чтобы половые продукты обоих партнеров созрели в одно и то же время. У давно сложившихся пар спаривание происходит без заминок в любое время дня, тогда как у вновь образовавшихся пар один из партнеров должен ждать другого и несколько дней оставаться в «полной готовности».

Момент выклева мальков также чрезвычайно важен для многих рыб. Морские коньки ориентируются на время приливов и отливов, когда течение наиболее сильное и может гарантировать широкое распространение потомства. Приливы и отливы регулиру- ются лунным циклом и отличаются особой интенсивностью в полнолуние. Поэтому нет ничего удивительного, что наиболее активно морские коньки размножаются во время определенных фаз луны.

Вид, за которым я вел свои наблюдения, проявлял репродуктивную активность в полнолуние, да и рождение мальков – спустя четыре недели после нереста – снова приходилось на полную луну, а через несколько дней самцы были готовы принять новую кладку. Во время сезона размножения нерест повторялся каждые четыре недели.

Мальки вылуплялись в сумке отца и тут же покидали ее. Очень много мальков появляется одновременно, что заставляет самца время от времени выгибать тело вперед, дабы вытолкнуть их наружу. Мальки морских коньков предоставлены сами себе, так как после выклева их родители перестают заботиться о них.

У одних видов мальки ведут пелагический образ жизни и дрейфуют по течению, у других они остаются на одном месте. У близких родственников коньков морских игл, процесс размножения в основном такой же, однако морские коньки – единственные представители своего семейства, полностью скрывающие икру в коже. Остальные же используют складки кожи, которыми прикрывают икру или же прикрепляют ее на специальных углублениях в теле.

Причина такой заботы морских коньков о потомстве может заключаться в том, что в зарослях травы, где обитают рыбы, живет большое количество беспозвоночных, для которых икра служит пищей.

У свободно плавающих морских игл и драконов такой контакт происходит редко, поэтому необходимость в дополнительной защите потомства отсутствует. Эволюция смены ролей Но каким же образом произошла смена ролей, вследствие которой икру стали вынашивать самцы видов семейства Syngnathidae?

Об этом, конечно, можно только догадываться, но если приглядеться к рыбам родственных семейств с обычным процессом размножения, то напрашивается определенный вывод о том, как все могло быть.

Как и у многих рыб, у предков сингнатид, нерест, вероятно, происходил так: самец и самка двигались синхронно вверх и одновременно выделяли икру и молоки. После оплодотворения икру относило течением, или она оседала и приклеивалась, например, на стебли морской травы. Если такие «клейкие» икринки успешно развивались и мальки из них выживали, то можно предположить, что в последующих поколениях клейкость только увеличивалась. И тогда, вероятно, отдельные икринки приклеивались на брюшке самца, что давало им наилучшие шансы на выживание и защиту от хищников.

Если все так и было, то в процессе эволюции рыбы совершенствовали такую «заботу о потомстве».

Морские коньки стали первыми рыбами в морских аквариумах Японии и Европы. Многие виды не только успешно содержатся в неволе, но и размножаются, однако занятие это требует много усилий и времени. В научных публикациях, о содержании и разведении коньков в аквариумах нет ни строчки, однако сообщения об этом появляются в аквариумных журналах, которые, впрочем, не имеют широкого распространения.

Лично я написал статью об аквариумном разведении морских драконов из икры, то есть о рыбах, которые признаны непригодными для аквариума. После того как она появилась в одном признанном журнале, эти рыбы и методы их разведения очень быстро стали объектами интереса, прежде всего, для публичных аквариумов.

Живой корм

Многие аквариумисты разводят морских коньков, да и многие публичные аквариумы занимаются размножением этих рыб. В основном это происходит в Европе, Японии и Сингапуре.

Интересно, что многие размножают австралийский вид H. abdominalis, достаточно большого конька, который легко приспосабливается к условиям неволи.

Мне удалось размножить виды H. whitei из Сиднея и H. abdominalis и H. breviceps из Мельбурна. В принципе, все не так уж и сложно. Все, что необходимо, это хорошая морская вода, аквариум, декорации, имитирующие естественный биотоп, и регулярное снабжение рыбок качественным кормом.

Последнее может стать проблемой, особенно, если у любителя нет хорошего и достаточно питательного замороженного корма. Подобная ситуация была и у меня, поэтому каждый второй день мне приходилось выезжать к морю и нырять, чтобы наловить корм для моих коньков.

Но за счет столь многих усилий, разведение этих рыб не составило никакого труда.

Я начал в 1980 году с разведения H. breviceps и H. abdominalis, при этом моей целью было фотографирование процесса рождения мальков. Однако, как вскоре выяснилось, эта задача оказалась совсем не простой. Я все никак не мог попасть на нужный момент и обычно обнаруживал вылупившихся мальков в утренние часы. Потребовалось несколько месяцев, прежде чем мне удалось застать момент «родов», которые протекают очень быстро.

«Одноглазый бандит»

В 1992 году я решил заняться тропическими видами морских коньков более серьезно. В сиднейской гавани я поймал четырех самцов и трех самок H. whitei. Один из самцов был одноглазым, а еще один «беременным».

Я посадил их в аквариум площадью один квадратный метр и высотой 50 см. Температура воды составляла чуть более 20°С – абсолютно нормальный показатель для данного вида. Из всех животных, лишь двое образовали пару и спустя семь дней после рождения мальков приступили к спариванию, остальные «небере- менные» самцы начали ухаживать за все самками подряд.

Одноглазый самец не отставал от других и все чаще завоевывал внимание одной из самок, носящих икру, однако в последующем «танцевальном ритуале», описывая круги вокруг своей избранницы, он вдруг потерял ее из виду.

Насколько я могу судить, успешного спаривания у него не было. Также самцы пытались изгнать друга, избавившись тем самым от конкурентов. Они кусали своих соперников, что сопровождалось щелкающим звуком. Подобное поведение мешало еще не спарившимся конькам «настроиться» друг на друга: однажды, например, икра упала мимо сумки самца.

Часто самцы с темной грудью преследовали самок, но какой-либо заметной реакции от последних не следовало. Как-то раз одноглазый самец взялся «осаждать» очень крупную самку с большим количеством икры, которая, однако, не ответила ему взаимностью и нашла себе другого самца. Правда, он не проявил к ней никакого интереса.

В следующем году партнеры часто меняли друг друга, а самцы продолжали видеть друг в друге только соперников. К примеру, один, только что родивший мальков, начал осаждать другого «беременного» самца, который сначала спрятался за «свою» самку, но позже был изгнан под очередь яростных щелчков.

1000 мальков за сезон

С интервалом в четыре недели у моих коньков появлялись мальки, которых я выращивал в общем аквариуме. Росли они очень быстро, но для этого мне приходилось регулярно ловить в океане корм, который мальки могли проглотить.

Число мальков было столь велико, что я не смог оставить всех их в аквариуме, поэтому, подрастив молодь, выпускал ее в океан, примерно от 50 до 200 особей в месяц. При рождении, длина мальков достигала 12 мм, а в течение двух недель они вырастали в два раза.

Спустя год, здоровье моих «дикарей» ухудшилось, и они перестали нереститься. В среднем, каждая пара производила в месяц по 80 мальков, то есть в течение года больше 1000. Интересно, что репродуктивная активность пар увеличивалась, как и в природе, в полнолуние. Вскоре начали размножаться и те немногие мальки, которых я оставил себе.

«Вечная любовь»?

Мои интенсивные занятия разведением морских коньков были вызваны не только собственным желанием понаблюдать за спариванием и рождением рыб, но и многочисленными просьбами других аквариумистов, которых интересовали эти процессы.

Многому из того, что я увидел, я не смог найти объяснения. Например, во время сильного шторма все коньки собирались в верхней части стебля морской травы, образуя подобие виноградной лозы. Да и сами спаривания таили в себе несколько сюрпризов.

Например, мои морские коньки оказались не таким уж и моногамными, как описывается в литературе!

Снимая однажды вид H. breviceps, я заметил, как одна из самок вмешалась в момент спаривания и передала свою икру в уже открытую сумку самца. В другой раз самец принял икру сразу от двух самок.

И хотя эти наблюдения проводились в аквариуме, я уверен, что подобное происходит и в природе. Мне кажется, что предположение о моногамии у морских коньков не имеет под собой никакого основания. Наблюдения в естественных условиях длятся непродолжительное время и не дают и намека на то, как животные будут вести себя через год.

Для спаривания необходимо синхронное созревание, и в этом смысле коньки ничем не отличаются от других рифовых рыб, поэтому я могу себе представить, что в разгар сезона размножения очень трудно найти нового партнера.

В таких условиях для партнеров вполне целесообразно оставаться весь период размножения вместе.

Однако для большинства видов, если не для всех, забота о потомстве является «сезонной работой», и сезон этот зависит от изменений климата в соответствующей географической местности.

В тропиках коньки приступают к нересту сразу же после периода дождей, а в субтропических зонах по весне, когда в воде для молоди должно быть достаточно пищи. После сезона размножения животные, похоже, расходятся и идут (или лучше, плывут) своей дорогой. Некоторые виды мигрируют в другие зоны, часто на глубину. Иногда в это время мне попадались рифы, на которых находились только самцы или только самки, поэтому мне кажется, что и в природе морские коньки образу- ют свои пары лишь к началу сезона размножения.